Автокаталог
Bentley Mulsanne

Bentley Mulsanne

Ход у Bentley Mulsanne — корабельный. На таком автомобиле хочется в высокие широты. Или хотя бы раскрыть томик Конецкого. «Под палубой» глухо урчит механизм, не слишком умело скрывая свои недюжинные резервы. И одним резким продавливанием педали газа нетрудно накликать бурю. В ту же секунду вожмет в кожаные объятья кресел и накроет сочным рыком 500-сильного мотора. Корабельные или, возможно, самолетные ощущения — когда отстраняешься от всего, что проистекает за пределами салонного великолепия. Это свойство у автомобилей Bentley — родовое. Тщательно шлифуется начиная с 1919 года.

Bentley Mulsanne

Если пытаться определить критерии роскоши, то одним из важнейших, безусловно, следует назвать саму возможность дистанцироваться от будничной суеты. Mulsanne щедро ею одаривает. Причем это отстранение с наивысшим шиком. Каждая деталь в машине основательна, как бронзовые львы на Трафальгарской площади. Регистры, дозирующие подачу свежего воздуха в салон, и сами вентиляционные дюзы — из массивного металла. Тугая кожа кресел сошкурена с отборных английских бычков. Деревянное обрамление дверей и полированная гладь приборной панели — из шпона благородной древесины. Никакой китайской пластмассы «под», ни тени фальши.

Выпуклые звуки — и даже не звуки, а ощущения, поселяющиеся в кончиках пальцев, когда щелкаешь тумблерами, отворяешь разные ящички, раскладываешь столики, — складываются нотками гимна высочайшему ремеслу. Более того, знаешь, что, когда откроешь капот (если это вообще когда-либо потребуется), обнаружишь поверх огромного с двумя турбонаддувами мотора V8 (чем-то напоминающего надгробие в семейном склепе) скромную табличку с факсимиле мастера, данный двигатель собравшего.

Даже не будучи особо высокомерным от природы, после такого поневоле начинаешь презрительно фыркать в сторону попадающихся навстречу пластиковых Chevrolet Cruze и Renault. Санкюлоты! — почему-то вспомнилось сразу. Парижские оборванцы, свергнувшие короля Людовика. Точно как санкюлоты в рваных панталонах щеголяли красными революционными колпаками, современные малолитражки прячут свою дешевизну за пошлыми блестящими эмблемами. С другой стороны, не существуй «санкюлотов» Chevrolet, сияние Bentley Mulsanne не было бы столь блистательным. Каждый сегодня в состоянии заработать на добротные штаны, обзавестись автомобилем, но Bentley — поди попробуй!

В наши дни создать роскошный автомобиль гораздо сложнее, чем во времена, когда для большинства любая машина являлась роскошью. Прежде на многие изъяны конструкции закрывали глаза. Сегодня клиент пошел просвещенный. Ему известны такие понятия, как эргономика, управляемость, вместимость багажника, динамика разгона и замедления. В современных роскошных авто стало больше математики и меньше мастеровой сметки. А тут еще требования безопасности, экологические нормы …

Строгости стало больше, вот что. А компромиссы — исключены. Во всяком случае, не должны бросаться в глаза. Впрочем, даже такая машина даст повод для пожеланий. Для лучшего взаимопонимания с Mulsanne хотелось бы добавить ее управлению утонченности и прозрачности. Скажем, мне так и не удалось приноровиться к селектору управления коробкой передач — постоянно проскакивал мимо позиции R в N. Очень раздражает, когда приходится вписывать «корабельный форштевень», украшенный хромированной буковкой «B», в какую-нибудь дорожную узкость, а остальной поток ждет. 5,56 м длины и 3,27 м колесной базы — шутка ли!

Пятьсот километров по магистралям Франции не смогли приручить Mulsanne к сутолоке Парижа, когда каждое нажатие на педаль тормоза требует от водителя точного дозирования усилия, а каждый маневр – хирургической выверенности. И все из-за того, что в Mulsanne постоянно борются две натуры. Одна — зовущая к наивысшему шику, другая — задиристо спортивная, настроенная в случае чего этим шиком пренебречь. Отключение системы динамической стабилизации превращает махину, полная масса которой превышает три тонны, в ретивого скакуна, способного проходить повороты в силовом скольжении. Проблема еще и в том, что мест, где можно позволить себе роскошь «прохватить» на самом полном, становится все меньше.

0